СОЦОПРОСЫ
ПУБЛИКАЦИИ В СМИ
Ray ban adidas Puma Scarpe Scarpe nike air max scarpe asics nike air force Saucony polo camicie Polo Ralph Lauren scarpe Nike Cappelli
Политики для того и существуют, чтобы за себя агитировать
Известия, 24.04.2007 г.
Президент Фонда «Общественное мнение» Александр ОСЛОН.
Разочарованный результатами «Справедливой России» на выборах в Красноярском крае («эсеры» уступили второе место коммунистам) и последовавшим за этим снижением рейтинга партии ее лидер Сергей Миронов быстро нашел другое объяснение падению популярности своего детища. Он заявил, что «один высокопоставленный сотрудник администрации президента «правит цифры», которые получают в ходе опросов социологи Фонда «Общественное мнение». То, что Миронов поставил таким образом под сомнение и рейтинг главы государства, председателя Совета федерации ничуть не смутило. Пользуясь плодами многолетнего сотрудничества с ФОМом, «Известия» обратились за разъяснениями напрямую к его руководителю. – Ну что, Александр Анатольевич, назовете фамилию исправляющего ваши данные «сотрудника»? – УВЫ, не назову, потому что ничего, о чем говорит Миронов, не происходит. Просто точно так же, как по весне бывает обострение у людей с не очень устойчивой психикой, так и перед выборами у политиков — нервы, нервы... Это нормально. Вместо того чтобы, посмотрев в зеркало, внешний вид подправить, некоторые политики (и дамы) начинают говорить, что зеркало кривое. Так делают многие, особенно новички, как Миронов, и мы к подобному обращению давно привыкли. На думских выборах 1999 года социологов вообще объявляли «врагами народа». Но только рейтинги — это компасы для политиков. Если Миронов хочет попасть туда, куда он движется, ему надо по стрелке идти, а не стучать по ней, приговаривая: «Стрелка, стрелка, ты мне не нравишься». Что же касается наших данных, то мы публикуем их каждую неделю, причем бумажную версию по разным «сотрудникам» развозят в пятницу, а еще в четверг днем все эти цифры появляются в откры¬том доступе в интернете. – Вы говорите о сотрудниках администрации президента? – Почему, есть же сотрудники и в других инстанциях. Может, где-нибудь в подземельях мировой закулисы тоже кто-то сидит и наши цифры «правит» (смеется). – И все же опыт подсказывает, что в предвыборный год социологов будут все чаще обвинять в подтасовке данных, да и данные будут валиться на наши головы от всех без исключения участников сначала думского, а потом президентского соревнования. Как несведущему в вашей науке человеку отделить цифры, отражающие реальные мнения, от «заказанных»? – Способов много, но есть один простой и самый универсальный: доверие данным прямо пропорционально репутации организаций, которые их получили. А репутация — это прежде всего история. Компании, которые изучают общественное мнение много лет, созданы не для этих выборов и не для выборов вообще. Политика в тематике исследований ФОМа и наших коллег занимает далеко не преобладающее место. Этот только первые страницы. Так же, как в «Известиях», есть еще экономика, большой раздел социального мира, спорт, массовая культура и так далее. Интерес к этим данным у вдумчивых людей присутствует постоянно, он с политикой не связан. А вот у тех, кто занимается политтехнологиями, потребность в социологии просыпается только под выборы. Потому для них и нет разницы между цифрами, которые высасывают из пальца фирмочки-однодневки, и теми данными, которые возникают в результате многолетних исследований. Фирм, которые ими занимаются, на самом деле немного. – Можете их назвать? – Разумеется. ВЦИОМ, «Левада-Центр», «Башкирова и партнеры», «Ромир монито¬ринг». И ФОМ. Это те структуры, которые имеют свои региональные сети, постоянно присутствуют в информационном поле и для которых обращение какого-нибудь клиента с просьбой что-нибудь подправить в результатах абсолютно немыслимо — не для этого они работают. Здесь лежит граница между исследователями и теми, кто просто помогает политикам добиваться их целей. – Насколько обычно расходятся данные опросов с результатами выборов? – Надо различать опросы и прогнозы. Чтобы прогнозировать результаты голосования, одних опросов недостаточно. Опросы дают только фундамент для про¬гнозов. Надо еще предположить, какая часть людей действительно придет на избирательные участки. Как проголосуют те, кто до последнего момента не знает, кого выбрать. Как проголосуют люди, которых мы не опрашиваем: в казармах, в тюрьмах, в больницах, в общежитиях... Какие действия в последний момент предпримут сами политики — они же для того и существуют, чтобы за себя агитировать. Но начиная с президентских выборов 1996 года точность прогнозов в России была очень высокой не ниже, чем у «Гэллапа» в США за последние 50 лет. Например, на выборах I в Госдуму 2003 года только по двум партиям наш прогноз отличался от данных ЦИК более чем на 1% — коммунисты получили меньше, Партия пенсионеров больше. Все эти данные опубликованы, можете посмотреть в интернете. Какие из политических партий произвели на вас за последнее время неблагоприятное впечатление? (в % от числа опрошенных) «Единая Россия» Февраль 4% Март 5% Апрель 4% «Справедливая Россия» Февраль 8% Март 11% Апрель 8% Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы в Государственную ДУМУ, то за какую из партий вы бы скорее всего проголосовали? (в % от числа опрошенных) «Единая Россия» 29% КПРФ 8% ЛДПР 6% «Справедливая Россия» 5% «Яблоко» 1% СПС 1% Георгий Ильичев
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress