СОЦОПРОСЫ
ПУБЛИКАЦИИ В СМИ
Ray ban adidas Puma Scarpe Scarpe nike air max scarpe asics nike air force Saucony polo camicie Polo Ralph Lauren scarpe Nike Cappelli
Уже нет времени, но еще нет и денег
Профиль, 11.12.2006 г.
Несведущему может показаться, что у нас все спокойно и с каждым днем жизнь вроде бы стабилизируется. Но это на первый взгляд. Каждый из нас — живи он в городе или в самой захолустной деревне — озабочен и напряжен действительностью. Что зреет в нас и почему?
Не зря, не зря в самой Академии госслужбы при президенте РФ было проведено исследование с тревожным названием «Источники и очаги социального напряжения в российском обществе». Бурно обсуждая исследование, социологи констатировали: напряженность в нашем обществе существует. Но в латентной форме. То есть вроде как мы много чем в нашей жизни недовольны, но на баррикады идти пока не готовы. Все-таки не прощаем их Озабоченность ученых «при президенте» понять можно: вот уже более 15 лет они учат своих выпускников — будущих чиновников — произносить словосочетание «социальная справедливость». Будущие чиновники, соглашаясь, кивают головами, но, выйдя из стен альма-матер, напрочь забывают, чему их учили профессора-академики, и упорно твердят о «социальной эффективности», создавая один из основных очагов в рейтинге социальной напряженности — нелюбовь граждан к бюрократическому аппарату. Исследование показало: отношение между обществом «обычных» граждан и государством оставляет желать лучшего. Каждый второй гражданин России сегодня считает, что государство защищает интересы богатых и государственной бюрократии, не имея понятия о проблемах среднестатистического россиянина. Мы по-прежнему не верим ни чиновникам, ни депутатам, которые заботятся лишь о своем благосостоянии и обеспеченной старости, вспоминая о нас только накануне выборов. Люди, кто я? Ну да бог с ними, с чиновниками. Россиянину и кроме них есть от чего напрячься. Основным очагом социальной напряженности признана экономическая политика нашего государства. Но не сегодняшняя. Оказывается, даже монетизацию льгот мы согласны простить быстрее, чем… давнишнюю и (на первый взгляд) давно забытую приватизацию. Как итог — резкое обогащение одних и от мертвого осла уши для других. Поэтому и сегодня более 60% граждан называют в качестве основных проблем неясные экономические перспективы, экономическую нестабильность, необеспеченность и тяжкие думы о предстоящей пенсии: «вот если б тогда все правильно поделили, мы сейчас не были бы такими нищими и о старости не задумывались бы». В принципе, мы совсем не против экономических реформ, но вот обогащаться так откровенно и стремительно в самом их начале было уж слишком… Так считает большинство. Следующий очаг напряженности — невозможность для большинства определить свое место в социальной структуре общества. Ответить на вопрос «Кто я?» может сегодня далеко не каждый. В частности, и потому, что в 90-е структура общества была основательно порушена и не восстановилась до сих пор. Вот взять хотя бы пресловутый (прости господи!) средний класс. Как ни странно, но 50% россиян искренне считают, что они-то и есть средний класс. В то же время 25% утверждают, что живут в нищете, а еще 30% — что влачат существование в стесненных обстоятельствах. Получается — либо врут, либо просто не понимают, как должен жить по-настоящему крепкий средний класс, либо хотят казаться богаче и состоятельнее (самим себе), чем на самом деле. Вернее всего третье. Ведь, как показывает исследование, 50—60% граждан постоянно находятся в состоянии стресса именно из-за того, что не могут определить себя в обществе, не находят в нем подходящего для себя места. Но даже если принять на веру, что те 50% и есть так необходимый нашему обществу средний класс, то картина все равно радужной не получается. Для гармоничного существования развитого общества необходимо иметь этого самого среднего класса не менее двух третей, а иначе, говорят социологи, это общество чем-то больно. … И бандитская крышА бьет деревню не спеша Не последней причиной социальной напряженности является сегодня и обычная незащищенность граждан. Озабоченность этой проблемой особенно проявляется в маленьких городках и деревнях, где жизнь обычного человека практически не защищена и зависит от отношений с преступными группировками и мелкими авторитетами (до 80% провинциалов и сельских жителей вынуждены терпеть общение с бандитами и авторитетами разных мастей). Пример тому — убийство в Тверской области священника и его семьи. Эта трагедия, говорят социологи, еще более обострит отчаяние провинциального гражданина и его недоверие к местным властям. Из-за таких случаев в обществе накапливается потенциал скрытой агрессии. Может даже вспыхнуть конфликт. И какому-нибудь мелкому бандиту на проселочной дороге повыдергивают ноги. Но на этом дело и закончится: русские — народ импульсивный, но не злопамятный. А главное — терпеливый. По свидетельству рейтинга напряженности, у нас нет оснований говорить о возникновении межнациональных и межрелигиозных конфликтов. Их отрицают от 65% до 84% граждан. Очаг конфликта не в национальности или религии, а в месте поселения. Конфликты «столица—провинция» или «город—деревня» и сегодня очень актуальны. Объяснение тому лежит на поверхности: все меньшее число жителей российской провинции имеют шанс на постоянный заработок. А их шансы получить качественное образование также стремятся к нулю. Поэтому у провинциалов есть все основания обижаться на «зажравшихся» москвичей. Это они, гады, едят самую вкусную колбасу, получают миллионы и учатся в Кембриджах. В харю им, в харю!!! Доходы разные. Проблемы общие Если посмотреть на результаты такого же исследования трехлетней давности, может показаться, что уж сегодня-то мы точно живем в эпоху осторожного оптимизма. Отвечая на вопрос: «Как вы оцениваете экономическое положение в стране?» — в 2003 году хорошим его назвали 9,5% россиян, а в этом году — 16,3%. Об экономическом положении России: в том, что через год «будет значительно лучше, чем сегодня», в 2003 году были уверены 2%, а в этом году — уже 9,6%. Но это лишь говорит об оптимистичном настрое большинства населения на будущее. Но, даже будучи неисправимыми оптимистами, мы не можем не замечать проблем, общих для богатых и бедных, молодых и пожилых. Например, три года назад в лидирующую тройку наиболее актуальных для общества проблем попали: защита от криминала (61,8%), обеспечение экономического развития (59,4%) и отсутствие чувства социальной безопасности (58,2%). В 2006 году лидерами наших проблем стали нехватка свободного времени (49%), обеспечение экономического развития (50,6%) и незащищенность от терроризма и экстремизма (55,8%). Согласитесь, что нехватка времени — более приятная проблема, чем отсутствие чувства социальной безопасности, которое мы за три года все-таки сумели обрести. Хотя бы частично. Но все же… Сегодня, как и три года назад, мы выделяем тройку основных конфликтов в обществе, которые с годами в России не меняются: между богатыми и бедными (устойчивое первое место); между верхами и низами; между властью (чиновниками) и населением. Единственный прогресс по сравнению с 2003 годом в том, что тогда богатых ненавидели 33% населения, а сегодня 29,5%. Прогресс, как говорится, налицо. Постепенно богатых оставляем в покое, прощаем им нажитое непосильным трудом, а больше уходим в собственные экономические проблемы и задумываемся о способах их решения. Может, оно и правильно: богатые тоже плачут, беспокоятся и умирают. Да и масштабы их переживаний часто поболее наших. И последствия их рисков пострашнее. Пусть живут. Усредненно-серые показатели для всех мы уже проходили. Мир хорош в его разнообразии. Лишь бы оно не было болезненным для большинства. Анна Амелькина
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress